Историко-биографическое творчество в. Ф. Ходасевича (концепция лично

 

На правах рукописи

Черкасов Валерий Анатольевич

ИСТОРИКО-БИОГРАФИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО В. Ф. ХОДАСЕВИЧА

(концепция личности русских писателей XVIII-XIX веков)

Специальность

10. 01. 01 – Русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре истории русской литературы XIX века Московского

государственного университета имени М. В. Ломоносова

Научный консультант: доктор филологических наук

^ ВАРЛАМОВ АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ

Официальные оппоненты. доктор филологических наук, профессор

СТРОГАНОВ МИХАИЛ ВИКТОРОВИЧ

Тверской государственный университет

доктор филологических наук, заведующий отделом

русской литературы конца XIX-начала ХХ веков

^ ПОЛОНСКИЙ ВАДИМ ВЛАДИМИРОВИЧ

Институт мировой литературы им. А. М. Горького РАН

доктор филологических наук, профессор

ЧЕРНЫШЕВА ЕЛЕНА ГЕННАДЬЕВНА

Московский педагогический государственный

университет

^ Ведущая организация. Воронежский государственный университет

Защита состоится 24 июня 2009 г. в 15 часов на заседании Диссертационного Совета Д501.001.26 при Московском государственном университете по адресу: 119991 Москва Ленинские горы, МГУ, 1 учебный корпус, филологический факультет

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного университета.

Ученый секретарь

диссертационного cовета кандидат филологических наук, доцент Криницын А. Б.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Перечисление различных сторон многообразного творческого наследия В. Ф. Ходасевича (1886-1939), который является «очень крупным поэтом едва ли не лучшим критиком и мемуаристом русского зарубежья» 1. было бы не полным без упоминания историко-биографических текстов, значительный массив которых, и в количественном, и в качественном выражении, венчает единственная законченная художественная биография «Державин» (1931), созданная уже в эмиграции.

Путь к этой вершине был у Ходасевича долог и своими истоками уходил еще в дореволюционный период его историко-биографического творчества. Уже в то время проявился преобладающий интерес Ходасевича к русским писателям XVIII-XIX веков. При этом биография этих писателей исследовалась им в неразрывной связи с их творчеством. Первое историко-биографическое произведение Ходасевича, написанное в 1908 году, было посвящено поэтессе пушкинской эпохи графине Е. П. Ростопчиной 2. Затем последовали работы об И. Ф. Богдановиче 3. М. Ю. Лермонтове, А. С. Пушкине, А. А. Дельвиге 4 и др. Среди опубликованных в этот период исследований историко-биографического характера выделяется большая статья о Г. Р. Державине, созданная к столетней годовщине смерти поэта 5. В этой статье уже заявлены многие конструктивные для ходасевичевской концепции личности Державина темы, получившие затем свое развитие в биографии «Державин».

В эмигрантский период историко-литературное и, в том числе, историко-биографическое творчество Ходасевича проявляется с особенной интенсивностью. На страницах многочисленных периодических изданий публикуется множество самых разнообразных, как в смысле жанра, так и в смысле конкретного содержания, работ соответствующей направленности. Но и в это время, судя по тематике этих работ, Ходасевича занимают писатели пушкинско-державинской эпохи и особенно личности поэтов, именем которых традиционно называется эта эпоха русского литературного развития.

Когда биография «Державин», главное произведение Ходасевича, написанное в историко-биографическом жанре, вышла в свет отдельным изданием, писателю открылась, на его взгляд, удручающая картина непонимания критикой его замысла. Исключения были редки. Мы полагаем, что данное обстоятельство послужило Ходасевичу стимулом к метаописательному дискурсу, реализовывавшемуся на протяжении 1930-х гг. в многочисленных статьях, очерках, заметках и т. д. 6. Варьируя, дополняя, а иногда и доводя до абсурда основные темы «Державина», писатель, на наш взгляд, стремился донести до читателя свой замысел. Этот «диалог» с читателем, если не с современным, то с будущим, Ходасевич вел до последних дней своей работы в парижской газете «Возрождение», на страницах которой, главным образом, и появлялись упомянутые статьи-«спутники» биографии «Державин».

Актуальность избранной темы определяется следующими обстоятельствами:

– в последние десятилетия наблюдается возросший интерес исследователей к изучению влияния русской литературы XVIII века на мировоззренческий и творческий дискурс русских писателей начала ХХ века (М. А. Горелова, А. М. Горбачев, В. А. Кузнецов, А. Н. Мурашов). В этой связи наиболее показательным представляется влияние личности и творчества Г. Р. Державина;

– генезис проблемы личности писателя и ее соотношения с художественными произведениями уходит корнями в русскую литературу XVIII века, прежде всего в теоретические и творческие установки Г. Р. Державина, Н. М. Карамзина и других писателей-сентименталистов, и достигает своего кульминационного развития в первую половину XIX века (теория и практика жизнетворческого поведения А. С. Пушкина, А. С. Грибоедова, М. Ю. Лермонтова, Н. Г. Чернышевского и др.);

– одним из самых значительных вкладов в историю русской литературы XVIII века является историко-биографическое творчество Ходасевича, которое до недавнего времени было незаслуженно предано забвению и лишь в последнее время все чаще привлекает внимание исследователей (Дж. Э. Мальмстад, Д. М. Бетеа, А. Бринтлингер, А. Л. Зорин, И. З. Сурат, Р. Хьюз, Ю. И. Левин и др.);

– этот интерес определяется уникальностью методологии литературоведческих исследований Ходасевича, который совместил научные достижения формалистов с лучшими традициями русского академического литературоведения (Я. К. Грот, П. А. Ефремов, М. А. Цявловский, Н. О. Лернер, П. Е. Щеголев и др.);

– неординарность литературоведческих построений Ходасевича заключается в его способности с одинаковым искусством использовать методологические установки биографического и антибиографического подходов при изучении истории русской литературы, что позволяет представить его как своеобразного энциклопедиста ренессансного типа в русском литературоведении. В этой связи наиболее показательной является концепция личности русских писателей XVIII-XIX вв. (Г. Р. Державина, Н. М. Карамзина, И. И. Дмитриева, А. Н. Радищева, А. С. Пушкина, А. С. Грибоедова, М. Ю. Лермонтова, Н. Г. Чернышевского и т. д.), являющаяся высшим достижением Ходасевича в следовании антибиографическому подходу.

Объектом исследования является историко-биографическое творчество В. Ф. Ходасевича в контексте достижений теории литературы и истории русской литературы XVIII-XIX веков.

Предметом исследования является концепция личности русских писателей в историко-биографических произведениях Ходасевича и ее связь с эволюционными процессами в русской литературе XVIII-XIX веков.

^ Методологической базой диссертации является сочетание структурно-семантического (К. Тарановский, О. Ронен, Р. Д. Тименчик и др.), мотивного (Оге А. Ханзен-Леве), нарратологического (В. Шмид) и классического структурального (Ю. М. Лотман) методов анализа текста с традиционным историко-литературным (Г. А. Гуковский, Д. Д. Благой, Г. П. Макогоненко, П. А. Орлов, В. А. Западов и др.); теория «литературной личности» (Ю. Н. Тынянов, В. Б. Шкловский, Б. М. Эйхенбаум, Б. В. Томашевский и др.).

Целью диссертационного исследования является анализ концепции личности русских писателей XVIII-XIX веков в историко-биографических произведениях Ходасевича в контексте дифференциации категорий автора и героя.

Важнейшие задачи исследования:

1. Рассмотреть литературоведческий контекст формирования биографической концепции Ходасевича.

2. Рассмотреть концепцию личности Г. Р. Державина в историко-биографических произведениях Ходасевича.

3. Рассмотреть концепцию личности Н. М. Карамзина и И. И. Дмитриева в историко-биографических произведениях Ходасевича как наиболее характерных писателей-сентименталистов.

4. Проанализировать концепцию личности А. Н. Радищева, А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. Г. Чернышевского в контексте единого историко-биографического текста Ходасевича в рамках структурного соотношения концепции с концепцией личности Г. Р. Державина, Н. М. Карамзина и И. И. Дмитриева.

^ Степень изученности темы:

– общие работы по истории русской литературы XVIII века (Г. А. Гуковский, Г. П. Макогоненко, В. А. Западов, Д. Д. Благой, П. А. Орлов, Ю. М. Лотман, Д. С. Святополк-Мирский, А. М. Песков, А. А. Смирнов, А. Строев и др.);

– труды по теории биографии (С. С. Аверинцев, Я. Л. Левкович, А. Н. Варламов, Н. М. Солнцева, Е. Г. Местергази, В. В. Полонский, А. Смит, Б. В. Томашевский, М. О. Чудакова, Марен-Грисбах и др.);

– работы по теории «литературной личности» (В. Б. Шкловский, Б. М. Эйхенбаум, Ю. Н. Тынянов, В. М. Жирмунский, Б. В. Томашевский, В. В. Вересаев, Оге А. Ханзен-Леве, и др.);

– работы по истории литературы русского зарубежья (А. И. Смирнова, А. В. Млечко, А. Н. Николюкин, Т. А. Никонова, Л. Ф. Кацис, А. В. Леденев, М. Маликова, В. В. Полонский и др.);

– труды по истории русского формализма (Оге А. Ханзен-Леве, Л. Цырлин, А. В. Белинков, А. С. Немзер, Г. А. Левинтон, А. О. Разумова и др.);

– исследования жизни и творчества В. Ф. Ходасевича (П. М. Бицилли, В. В. Вейдле, М. А. Алданов, Дж. Э. Мальмстад, А. Л. Зорин, Д. М. Бетеа, Р. Хьюза, И. З. Сурат, Ю. И. Левин, М. М. Голубков и др.); Г. Р. Державина (Д. Д. Благой, А. В. Западов, В. А. Западов, А. Л. Зорин, А. С. Курилов, Р. Вроон, Е. Г. Эткинд, И. Ю. Фоменко, И. З. Серман и др.); А. С. Пушкина (Б. В. Томашевский, Ю. Н. Тынянов, Д. Д. Благой, А. И. Чхеидзе, Ю. М. Лотман, А. А. Карпов, М. В. Строганов, А. А. Смирнов и др.); Н. М. Карамзина (Ю. М. Лотман, В. П. Степанов, Б. А. Успенский, и др.); А. Н. Радищева (Л. И. Кулакова, В. А. Западов, А. В. Немировский и др.); А. С. Грибоедова (Н. К. Пиксанов, С. А. Фомичев, Г. А. Левинтон и др.).

В целом, при наличии значительного количества научных работ по заявленной проблеме, вне исследовательского поля остались вопросы научного статуса историко-биографического творчества Ходасевича и связанная с этим проблема фактологической достоверности конкретных произведений русских питателей XVIII-XIX веков, которые рассматривал Ходасевич.

В качестве материала для анализа берется в первую очередь вершинное произведение Ходасевича, созданное в историко-биографическом жанре: художественная биография «Державин» (1931). Кроме того, рассматриваются очерки, статьи, заметки Ходасевича, тематически связанные с данным произведением («Лопух» (1932), «Пушкин о Державине» (1933), «Прежде и теперь» (1933), «Дмитриев» (1937), «Война и поэзия» (1938) и др.). В диссертации также анализируются следующие произведения русской литературы XVIII века: поэтическое, прозаическое, эпистолярное и документально-историческое наследие Г. Р. Державина, опубликованное в основном в академическом 9-томном собрании сочинений (СПб, 1864-1883 гг.); произведения А. Н. Радищева; поэтическое и мемуарное наследие И. И. Дмитриева; поэтическое, прозаическое и эпистолярное наследие Н. М. Карамзина; в качестве метаописательных кодов употребляются антищегольской и антикарамзинистский дискурсы Д. И. Фонвизина и И. А. Крылова; биографические, исторические и мемуарные произведения по истории русской литературы XVIII века (Л. Н. Энгельгардт, А. В. Храповицкий, Екатерина II, Е. Р. Дашкова, С. П. Жихарев, П. А. Вяземский, А. А. Бибиков, В. Б. Броневский и др.). В диссертации анализируются произведения русской литературы XIX века, представляющие собой попытку осмысления писателями нового, условно говоря, «пушкинского» поколения личности и творчества своих предшественников, реализовавших свой талант в эпоху Екатерины Великой. Имеются в виду прежде всего «История Пугачева» А. С. Пушкина, «Горе от ума» А. С. Грибоедова, прозаические и литературно-критические произведения Н. В. Гоголя. Из державианы второй половины XIX-первой трети XX века рассматриваются труды Я. К Грота, в том числе его фундаментальная биография «Жизнь Державина» (1883), Н. Ф Дубровина, Д. Г. Анучина, Н. Н. Фирсова, П. М. Щебальского, Д. Л. Мордовцева и др.; антидержавинские полемические статьи шестидесятников (Н. Г. Чернышевский, Д. И. Маслов, В. И. Водовозов, А. Ф. Писемский, Е. А. Салиас и др.); державиноведческие работы современников Ходасевича Б. А. Садовского, Б. А. Грифцова, Б. М. Эйхенбаума, П. М. Бицилли и т. д.; пушкиноведческие труды М. Л. Гофмана, В. В. Набокова, М. О. Гершензона, Л. П. Гроссмана, В. Ф. Ходасевича, В. В. Вересаева и т. д.; критические и научные работы Ю. И. Айхенвальда, В. В. Вейдле, Ю. В. Мандельштама и т. д.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Формалистская теория «литературной личности» является релевантной для историко-биографического дискурса Ходасевича.

2. Полемическое отталкивание от распространенных представлений о личности Державина, источник которых содержится в концепциях А. С. Пушкина как автора «Истории Пугачева», Я. К. Грота как автора «Жизни Державина» и критиков-шестидесятников во главе с Н. Г. Чернышевским, является конструктивным фактором ходасевичевской концепции личности Державина. По мнению Ходасевича, анализ «Истории Пугачева» А. С. Пушкина и «Записок» Г. Р. Державина без учета их фикционального статуса не корректен. В основе полемики Ходасевича с Пушкиным по поводу державинской установки на конфликтность лежит диаметрально противоположная оценка руссоистской жизнетворческой модели поведения, которая в ближайшем культурно-историческом контексте является возможным образцом для конфликтного поведения Державина.

3. По мнению Ходасевича, концепция личности Карамзина, Дмитриева и других писателей-сентименталистов определяется условностью в творчестве и в бытовом поведении, что обусловлено их далекостью от «реальных запросов человеческого духа», то есть от «религиозности» в широком значении этого слова.

4. Ходасевич выявил генезис мировоззренческого и жизнетворческого дискурса шестидесятников во главе с Н. Г. Чернышевским во взглядах А. Н. Радищева и его масонского окружения (С. Р. Воронцов, А. Р. Воронцов, Н. В. Репнин и др.).

5. Ходасевич выстроил собственную иерархию русских писателей XVIII-XIX вв. руководствуясь ролью и значением религиозно-идеологических моментов в их жизни и творчестве. По Ходасевичу, бытийственное отношение к миру, свойственное русским писателям XVIII века, сменилось на рубеже веков секулярным подходом к мировоззренческим вопросам. В соответствии с этим принципом, в писательской иерархии, созданной Ходасевичем, высшее место занимает Г. Р. Державин (поэт-псалмопевец). Современники Державина – писатели-сентименталисты Н. М. Карамзин, И. И. Дмитриев и др. являясь предтечами секуляризации русской литературы, занимают нижнюю иерархическую ступеньку.

6. По Ходасевичу, Г. Р. Державин и М. Ю. Лермонтов являются наиболее характерными поэтами-пацифистами, в концепциях которых отразилось влияние миротворческих доктрин Генриха IV и аббата де Сен-Пьера; их позиции в вопросах войны и мира более последовательны, чем позиции признанных мировым сообществом пацифистов Ж.-Ж. Руссо, Вольтера, М. В. Ломоносова и т. д.

7. Ходасевич выявил в творчестве русских писателей XVIII-XIX вв. (Державин, Пушкин, Грибоедов и т. д.) систему мифологических (античный, библейский), литературных (руссоистский, сервантесовский, шекспировский, байронический и т. д.), философских (локковский) кодов.

^ Научная новизна исследования состоит в следующем:

– впервые применена теория литературной личности в качестве метаязыка для анализа концепции личности русских писателей XVIII века в историко-биографических произведениях Ходасевича.

– впервые предпринимается попытка интерпретации державиноведческого текста Ходасевича в широком контексте как историко-биографического творчества писателя в целом, понимаемого как единый текст, так и «вечных» и актуальных проблем смежных историко-литературных направлений, прежде всего – державиноведения и пушкиноведения.

– предпринимается попытка рассмотрения системы мифологических и литературных кодов в историко-биографических произведениях Ходасевича, посвященных русским писателям XVIII-XIX веков.

– реконструируется ходасевичевская концепция «Записок» Державина и «Истории Пугачева» А. С. Пушкина как фикциональных произведений; предлагается новое решение проблемы знакомства А. С. Пушкина с «Записками» Г. Р. Державина.

– рассматривается широкий пласт научных, мемуарных и критических трудов предшественников и современников Ходасевича, сыгравших конструктивную роль в формировании его концепции историко-литературного процесса рубежа XVIII-XIX веков.

^ Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты могут найти применение при построении общих вузовских курсов истории русской литературы XVIII-XIX веков, истории русской литературной критики и общественной мысли XVIII-первой половины XIX веков, в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных творчеству Г. Р. Державина, Н. М. Карамзина, А. Н. Радищева, А. С. Пушкина, А. С. Грибоедова, Н. Г. Чернышевского, В. Ф. Ходасевича.

Апробация. Результаты диссертационного исследования апробированы в двух монографиях, одном учебном пособии, в семи статьях, опубликованных в научных изданиях по списку ВАК, в выступлениях на международных (Минск, Волгоград, Москва, Белгород, Воронеж, Орел), всероссийских (Самара), региональных (Белгород) конференциях.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, приложения и библиографии, насчитывающей 398 позиций.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность работы, выбор предмета и объекта исследования; формулируются цели и задачи работы, а также ее основные положения, выносимые на защиту; определяется исследовательская методология; дается обзор научной литературы по теме диссертации.

^ Первая глава диссертации «Проблема биографической значимости художественных произведений в науке и критике 20-х-30-х годов ХХ века» посвящена аналитическому обзору основных историко-биографических концепций данного периода, в контакте с которыми формировалась концепция личности русских писателей XVIII-XIX веков в творчестве Ходасевича.

В параграфе «Биографическая методология М. О. Гершензона в рецепции критики 1920-х-1930-х гг.» рассматривается биографический подход М. О. Гершензона к изучению творчества А. С. Пушкина как наиболее характерный среди литературоведческих методов данного направления. В это время биографическая методология, основанная на принципе каузальности между личностью писателя и его художественными произведениями, продолжала занимать господствующее положение. Наиболее точно ее ведущий принцип был сформулирован М. О. Гершензоном в преамбуле к статье «Северная любовь Пушкина», вошедшей в книгу «Мудрость Пушкина» (1919): «Пушкин необыкновенно правдив, в самом элементарном смысле этого слова; каждый его личный стих заключает в себе автобиографическое признание совершенно реального свойства, – надо только пристально читать эти стихи и верить Пушкину» 7. Биографический подход Гершензона служил универсальным обозначением исследований психолого-биографического характера (в самом широком значении этого слова). Его влияние находили в творчестве многих писателей и литературоведов межвоенного двадцатилетия (И. Д. Ермаков, П. К. Губер, Л. П. Гроссман, В. Ф. Ходасевич и др.).

В параграфе «Полемика Б. М. Эйхенбаума, В. Б. Шкловского и Ю. Н. Тынянова с биографизмом как научным методом» рассматриваются выступления опоязовцев в начале 1920-х гг. в лице Б. М. Эйхенбаума, В. Б. Шкловского и Ю. Н. Тынянова против биографизма как научного метода. По их убеждению, в художественных произведениях не следует искать какого-либо биографического значения, ввиду отсутствия прямой связи между литературой и реальностью 8.

В параграфе «Рецепция радикального антибиографизма ОПОЯЗа в науке и критике 1920-х-1930-х гг.» анализируется полемика с радикальным антибиографизмом ОПОЯЗа ученых, стремившихся совмещать в своей методологии биографический подход с исследованиями формалистического характера. В. М. Жирмунский в программной статье «Задачи поэтики» (1919) утверждал целесообразность биографического подхода в рамках изучения поэтики художественного произведения 9. Б. В. Томашевский в статье «Литература и биография» (1923) критикует методологические установки как «биографистов», так и опоязовцев за их крайность. Сам ученый считает необходимым подходить к решению данной проблемы с исторической точки зрения. Он, в частности, указывает, что биография писателя может быть литературным фактом в зависимости от той или иной культурно-исторической ситуации. В связи с этим Томашевский вводит понятие «писатели с биографией», под которыми подразумеваются писатели, создавшие вокруг своего имени легендарную биографию. Эта биография, по мнению ученого, выполняет конструктивную функцию в произведениях этих писателей и потому не может быть проигнорирована исследователем.

Прямой ответ на вопрос о биографической значимости художественных произведений Томашевский дал в монографии «Пушкин: современные проблемы историко-литературного изучения» (1925). Здесь прежде всего отвергается всякий догматизм при решении обсуждаемого вопроса и признается биографическое значение лирики: «Лирика – вовсе не негодный материал для биографических разысканий. Это лишь – ненадежный материал» 10 .

В качестве примера рецепции формалистского «антибиографизма» в неакадемической среде в диссертации рассматривается концепция В. В. Вересаева как автора сборника эссе «В двух планах» (1929) и монтажа «Пушкин в жизни» (1926). На наш взгляд, противоречивость в декларациях Вересаева по поводу проблемы автореферентности лирических признаний Пушкина, которые содержатся в книге «В двух планах», а также его непоследовательность в отборе монтируемых материалов, вошедших в свод «Пушкин в жизни», объясняются художественным заданием по созданию яркого и запоминающегося образа Пушкина, которое ставил перед собой писатель. Именно с этой целью антибиографическая установка опоязовцев была трансформирована Вересаевым в художественный прием. Кроме того, этот прием позволил писателю развенчать традиционные представления о личности А. С. Пушкина, сложившиеся благодаря трудам ученых-пушкинистов, практиковавших биографический подход при изучении художественных произведений поэта.

 



  • На главную