История всемирной литературы. 18 век. Хлодовский Р. И. Итальянская л

 

История всемирной литературы. 18 век.

Хлодовский Р. И. Итальянская литература и Великая французская революция

Источник: Литература Просвещения )- М. Наука, 1983-1994. - На титл. л. изд. История всемирной литературы: в 9 т. Т. 5. - 1988. - С. 191-193.

"якобинская" литература революционного трехлетия (1796-1799), изучена пока явно недостаточно. Тем не менее, опираясь на последние работы итальянских историков и литературоведов-марксистов, можно утверждать, что революция во Франции оказала решающее воздействие на формирование национального сознания итальянских революционеров и демократов конца века, вызвав к жизни ряд совершенно новых явлений в публицистике, поэзии, театре. Именно они - вместе с творчеством М. Пагано и В. Альфьери - стали соединительным звеном между зрелым Просвещением и литературой следующей исторической эпохи, литературой Рисорджименто.)-1790 гг. большинство итальянских писателей были склонны воспринимать революцию во Франции с восторгом и энтузиазмом. Они увидели в ней лучезарный пролог к эре Свободы, Разума и Справедливости. Витторио Альфьери посвятил революции оду "Обезбастиленный Париж", Ипполито Пиндемонте - поэму "Франция", а Пьетро Верри выразил надежду, что революционное движение во Франции всколыхнет всю Италию и окажет оздоровляющее действие "на павшие духом массы талантливой нации, бывшей когда-то воплощением добродетели". "Возможно, - мечтал Верри, - Французская революция распространится на Швейцарию, и у нас по соседству будет пример, который откроет глаза нашим сыновьям" ("Мысли о политическом положении Миланской области в 1790 г."). На это надеялись тогда многие. Почти во всей Италии - от Пьемонта до Неаполитанского королевства - прокатилась волна студенческих беспорядков, особенно острую форму они приняли в Турине, и антифеодальных крестьянских восстаний, проходивших под стихийным лозунгом: "Сделаем, как французы!" Правда, развитие революционных событий во Франции - процесс над Людовиком XVI, террор, создание революционных армий, объявивших, что они принесут "мир хижинам, войну дворцам", - напугало не только реакционные правительства Италии, которые в 1792 г. включились в антифранцузскую коалицию, но и некоторых итальянских просветителей, превратившихся, подобно Альфьери, из приверженцев Французской революции в ее врагов - в неистовых "мизогаллов", противников всего французского, и прежде всего, конечно, идей предшественников Робеспьера. Однако ни полицейские репрессии, ни едкие насмешки, которыми в середине 90-х годов осыпали Французскую революцию такие писатели, как Винченцо Монти и Витторио Барцони, не могли ни приостановить проникновение в Италию новых революционных идей, ни даже нейтрализовать их будоражащее влияние на умы молодежи Турина, Милана, Венеции, Неаполя. На смену поколению просветителей, выдвинувшему таких писателей, как Гольдони, Парини, Альфьери, в 90-е годы XVIII в. пришло поколение "якобинцев" - итальянской революционно-демократической интеллигенции, которая ставила своей задачей не только распространение новых идей и не просто критику "неразумных" сторон феодального строя, а насильственное преобразование всех устаревших экономических, социальных и политических структур, освобождение Ломбардии от австрийского господства, уничтожение политической раздробленности Италии и превращение ее в единую демократическую республику. Итальянские "якобинцы" 1790-1799 гг. были просветителями, претворяющими слова философов в дела конкретной национально-освободительной борьбы и политики. Вот почему А. Грамши и другие историки-марксисты, придавая большое значение "якобинству" как определенному общественному движению, связывают его как с идеологией итальянского Просвещения, так и с идеями Рисорджименто, питавшими впоследствии итальянский романтизм. Отмечая, что на протяжении всего XVIII в. в Италии складываются объективные условия, "которые придают задаче создания национального единства исторически конкретный характер, то есть делают его не только возможным, но и необходимым", Грамши вместе с тем специально подчеркивал: "Но, конечно, только после 1789 г. эту задачу начинают осознавать группы граждан, готовых на борьбу и на жертвы".)-1796 гг. Италия покрылась сетью тайных или полутайных патриотических обществ и клубов, идейно связанных с наиболее радикальными клубами Парижа и в некоторых случаях оказывавших на них обратное влияние. В отошедшей в 1792 г. к Франции Ницце в январе - июле 1793 г. печаталась одна из первых итальянских "якобинских" газет - "Мониторе итальяно политике э леттерарио", издателем и редактором которой был Джованни Антонио Ранца, именовавший себя, подобно Марату, "другом народа". Отсюда же слал в Италию свои пламенные призывы к единению и равенству радикальный руссоист Лrsquo;Аурора. Но самой значительной фигурой

 



  • На главную